07 декабря 2016 года в 14:59

Алексей Королюк (Reg.ru): «Домены надо признать ценными активами»

Что такое политический саркофаг

Алексей Королюк (Reg.ru): «Домены надо признать ценными активами»

Раз в две недели интернет-предприниматели и руководители интернет-компаний заходят в гости на часовой разговор к Максиму Спиридонову, сооснователю и гендиректору образовательной компании «Нетология-групп». Так создаётся подкаст «Рунетология». «Секрет» публикует самые интересные выдержки из этих интервью.

34-летний Алексей Королюк родился в Москве. Окончил Российский государственный открытый технический университет путей сообщения по специальности «мировая экономика». В 1998 году стал сооснователем дизайн-студии ЦЭТИС, которую девять лет возглавлял. В 2006 году вместе с партнёрами открыл компанию Reg.ru. В прошлом году стал председателем Комитета регистраторов национального домена сети Интернет.

Запись интервью с Алексеем Королюком и другими гостями Спиридонова можно найти на сайте «Рунетологии».

— Что важного произошло в доменном и хостинговом бизнесе за последние несколько лет?

— Открыты новые домены первого уровня: порядка 2000 утвердили и ещё несколько тысяч должны утвердить в ближайшие несколько лет. Усилилось давление на американское правительство и ICANN (Корпорацию по управлению доменными именами и IP-адресами) в вопросах регулирования интернета. На хостинговую индустрию России повлияла серия законов, принятых Госдумой и правительством за последние годы. В части технологий увеличивается значение big data. Люди начинают понимать, как работать с большими данными и каким образом их использовать ради создания чего-то нового и полезного.

— ICANN как управляющая организация вызывает недовольство не только у нас в стране?

— Управляющая организация располагает возможностями влиять на территорию интернета. Но не то чтобы управлять. ICANN — огромная структура c разветвлённой интеллектуальной сетью из тысяч людей. Это медленный маховик. Вращается он неумолимо. Ежегодно тысячи встреч комитетов, подразделений, рабочих групп. Существует термин, который отлично описывает происходящее, — multistakeholderism. Это когда множество людей влияет на решение, притом что каждый из них тянет в свою сторону. Что и происходит в ICANN. Как ни удивительно, это международное сообщество добивается общих целей.

— Тебя не беспокоят западные регистраторы? В России их как будто не видно.

— Иностранные компании — не только регистраторы, но и хостеры, гибридные, облачные провайдеры — конкурируют с нами, в том числе ценами и качеством сервиса. Но часть из них, например Wix и GoDaddy, стали нашими партнёрами. На мой взгляд, это только делает их сильнее, потому что мы лидер на рынке России и СНГ.

— Мне кажется, в Рунете прямой конкуренции ни один зарубежный игрок в доменной и хостинговой индустрии не выдержал.

— Верно. Вдобавок рынки регистрации доменных имён и хостинга, благодаря российскому законодательству, позиции государства и последним общественно-экономическим событиям, защищены «политическим саркофагом». Представь себе, как сложно международным корпорациям, для которых Россия — даже не приоритетный рынок. Здесь они видят 2% денежного оборота от всемирного или даже меньше.

— Так получилось, что в диджитал Россия сильно обособленна. Какую нишу ни возьми, почти в любой лидеры местные.

— Причём многие, включая нас, ещё и экспортируют технологии. Сейчас мы как регистратор и хостер выходим за рубеж, но не на американский рынок или в Европу, а в развивающиеся страны. Сложность в том, что «политический саркофаг», о котором я упомянул, — барьер двусторонний. Ты защищён от внешних воздействий, однако и наружу выпрыгнуть трудно. Наша индустрия чётко подчиняется российскому законодательству, а оно специфическое в сравнении с мировой практикой. На поддержание соответствия уходят большие ресурсы. За последние два-три года произошли колоссальные изменения в законодательной базе, под которые необходимо полностью или частично переделывать всё: софт, биллинг, асессинг. Ты всё время бежишь за паровозом, постоянно штампуя код.

Когда внутри саркофага возникает желание что-то запустить за рубежом, сразу возникает вопрос ресурсов. Нужен запас денежной массы. Ни у кого из российских игроков его нет в достаточных для соревнования с иностранцами количествах. В России IT-компании даже получить кредит почти нереально. У неё нет материальной базы, которая могла бы стать залогом в банке. Проигрываем мы и с точки зрения законодательства, связанного с иностранными юридическими лицами и НДС. Эстония для этого предоставляет сейчас невероятные условия. Великобритания, Германия и отдельные штаты США делали это всегда. Ты открываешь компанию, не ведёшь деятельность в пределах страны и платишь нулевые налоги за движение средств, за любые обороты в других точках мира. У нас подобное невозможно.

— Директор Координационного центра домена .ру Андрей Воробьёв считает, что в последние два года в доменной отрасли застой. Твоё мнение?

— Я так не считаю. Последние годы мы стабильно на подъёме. И даже за последний год, по данным Координационного центра, мы выросли в общем объёме рынка на 6%.

— А относительно самих себя — на сколько вы растёте год к году?

— 25–30% в последние два года.

— В доменах или в выручке?

— Во всём. У нас прямая корреляция выручки с публичными количественными показателями.

— Много ли в вашей выручке занимают недоменные услуги?

— Мы обслуживаем более 370 000 доменных имён на хостинге, или около 11% рынка. У нас также прямая корреляция объёма хостинговых услуг с выручкой.

© Reg.ru

— Как организовано взаимодействие с клиентом на вашем сайте?

— Если лид новый, то он выбирает услуги соответственно своим потребностям. Нуждается он в приобретении домена — весь ресурс будет ему помогать приобрести домен. Ему необходим хостинг — предложим хостинг. Нынешним клиентам, приходящим за обслуживанием — изменить настройки, продлить услугу, — внутренняя система Reg.ru допродаёт услуги, конкретно им потенциально интересные. С помощью своих аналитических систем мы в состоянии предсказать, что именно ему, возможно, понадобится. И предоставить ему эту услугу либо со скидкой, либо бесплатно, либо в режиме freemium — в зависимости от продукта. Единого пути прохождения давно нет. Слава богу, мы даже желаниями потребителя научились хоть немного управлять.

— Как вы предсказываете поведение пользователя?

— Внутри наших систем ежесекундно переваривается множество сведений. Это и поведение пользователя на страницах, и его лингвистические запросы при поиске доменных имён, и отстройка в зависимости от выдачи. Это и предикция в части его потребления. Скажем, он купил какую-то конкретную услугу. В зависимости от того, что он приобрёл, будет рекомендоваться следующая услуга и будет выстраиваться ценовая модель. Мы прекрасно понимаем, что надо ещё глубже развивать внутри команды соответствующие компетенции, более серьёзно работать с миллионами обращений, которые мы получаем. Всё-таки сайт Reg.ru — один из самых посещаемых в Рунете.

— А какая у него посещаемость?

— Более 150 000 посетителей в день. А общее количество запросов к серверам Reg.ru для получения сведений с сайтов наших пользователей — около 20 млрд в месяц.

— Один из главных трендов в доменной отрасли последних лет — «доменный ад», как я его называю. Иначе говоря, массовое появление новых доменных зон. Какие из них популярны? Что будет дальше?

— Происходят интересные изменения в структуре интернета. Стартовала программа ICANN New gTLDs. Она начинает работать в полную силу в доменах первого уровня. Раньше многие участники доменной индустрии во всём мире крайне скептически относились к доменам первого уровня вида .xyz, .top, .wang, .link, .club. До конца следующего года таких будет введено в строй около 2000, и на этом программа не закончится. Рано или поздно можно будет купить домен вида «доменное имя — точка — доменное имя».

— Какие тренды в доменных зонах ты наблюдаешь?

— Все доменные зоны растут. На сентябрь 2016 года, кажется, нет доменных зон, которые не выросли бы количественно по отношению к предыдущему периоду. Причём .ru и .рф выглядят на общем фоне великолепно: они входят в пятёрку самых быстрорастущих крупных доменов мира. У .me прекрасная динамика. У .it так вообще почти +1% за месяц.

— Любопытно, что .ru и .рф — географически привязанные домены. А скажем, .it и .me, хоть и географические изначально, но по факту понятийные, часто используемые в игре слов интернациональными игроками.

— Что и побудило ICANN принять решение о запуске New gTLDs. Люди хотят смысла в доменных именах. В .com и других популярных зонах тесно. Возникает проблема выбора. Кстати, .com за месяц выросла на 0,3%, хотя число доменов в ней клонится к 130 млн. Стремительнее всего растут в процентном отношении новые домены. Они занимают у регистраторов значительную долю в продажах. У Reg.ru на них приходятся десятки процентов от общего количества новых регистраций в системе. Лидер — .xyz. Это очень дешёвый домен при первичной покупке. Он дешевле, чем .ru и .рф на текущий момент.

Людям нравится играть в имена. Мы это видим. В конце концов, такие домены работают на мгновенный спрос, могут обеспечить маркетинговую привлекательность для промопродаж. Раньше всё было скучно: .com, .ru — это всё-таки про бизнес, про серьёзный интернет. Теперь же множатся домены, связанные с игрой, с жизненной позицией, со статусом. Взять и подарить супруге к рождению ребёнка домен .mom, например, — обычное дело.

— Ты выступаешь за признание доменов юридически ценным активом?

— Главная идеологическая проблема с доменными именами в России — невозможность признания их нематериальным активом в балансовом учёте предприятия. Эту проблему, на мой взгляд, необходимо решить законодательно в ближайший год, так как она касается большинства интернет-компаний. Если у любого российского единорога что-то произойдёт с доменным именем — удаление, смена владельца, — по существу бизнес остановится и потери будут многомиллионными.

Для проверяющих органов и банков доменное имя не является ни активом, ни ключевой точкой бизнеса. А по факту является. Огромное количество трафика идёт из закладок, из type-in, когда пользователи сами впечатывают название сайта в строку браузера, из поисковых систем. Все указанные способы набора не просто привязаны к домену, а намертво прибиты к нему гвоздями. Если, не дай бог, у тебя меняется доменное имя, ты даже не в состоянии оперативно что-то изменить в SEO-выдаче. Как следствие, ты долго теряешь трафик, заказы, выручку.

— А что происходит в хостинге? Как меняются клиент и услуга?

— Меняется степень образованности пользователя. Вместе с ней растут и требования клиентов к качеству продукта, его функциональным возможностям, удобству. Раньше мы работали на узкий круг профессионалов — системных администраторов и веб-разработчиков. Теперь всё иначе. Процент профессионалов, которые потребляют услуги, сократился до исторического минимума и сейчас в структуре клиентской базы измеряется единицами процентов, по крайней мере у нас. Поэтому возросли требования к сервисным компаниям. А значит, и к технологическим платформам. Здесь кроются огромные возможности.

— Ты видишь возможным организовать цикл жизни сайта вокруг регистратора и хостинг-провайдера?

— Отчасти. Есть сервисы, жёстко привязанные к доменному имени: почта, CRM, сервисы управления бизнесом. Но бывает, сервис не привязан к домену, не нуждается в нём, самодостаточен. В таком случае мы берём на себя образовательную функцию, поясняя пользователю, как достичь той или иной цели максимально быстро и с наибольшим удобством. Роль регистратора и хостера сегодня гораздо шире, чем просто дать доступы к управлению DNS или обеспечить работу с веб-сервером через шелл.

— В последние годы принято множество законов, затрагивающих доменную отрасль и хостинг. Среди них «закон Лугового» о досудебной блокировке сайтов и закон о персональных данных. Как они сказались на вас?

— Я человек порядка. Какими бы хаотичными сейчас ни казались извне законотворческие движения, порядка они добавляют. Из недостатков, которые мы ощутили на себе, назову феерическую скорость появления таких законов. Как правило, они требуют серьёзных технологических изменений внутри компании и в её инфраструктуре. На мой взгляд, важно, чтобы среди тех, кто занимается законотворчеством, сформировалась группа лиц, которые видели бы всю систему отношений интернета в России комплексно, могли бы довести до ума ранее принятые законы и совершенствовать принимаемые. Чтобы вся эта конструкция не противоречила сама себе. Пока я такой группы лиц не вижу.

— По-моему, люди, создающие эти законы, недостаточно глубоко погружены в предметную область, а то и попросту профаны в ней. И их единственная конечная цель — «огораживание» Рунета.

— Ты выражаешь популярную точку зрения. Я с ней не согласен. Принятые законы достаточно точные. Для рядового пользователя за последние годы ничего не изменилось. Он пользуется интернетом, ходит на любимые сайты, из которых заблокированы или недоступны единицы. Никто не хочет навредить ни российскому интернету, ни участникам рынка. По моей личной статистике, 99,9% запросов, которые к нам приходят, не имеют никакого отношения к повседневной жизни человека. Они спасают нас и наших детей от противоправных действий. А та несчастная 0,1% попадает к нам на рассмотрение и в большинстве случаев блокируется на нашей стороне: мы всегда имеем возможность поспорить с тем, кто направил запрос. Да, с решением суда мы спорить не вправе. Здесь встают вопросы коллективной ответственности и развитости судебной системы. Но участники процесса — правообладатели, силовые органы, органы исполнительной власти — находятся в диалоге. Они слышат друг друга.

— В июле 2016 года на совещании в Минкомсвязи обсуждался вопрос о реформе Координирующего центра домена .ru в рамках так называемого закона об автономии российского интернета. Что нас ждёт после принятия закона?

— Нас ждёт ряд регламентирующих мер на случай осуществления стратегической угрозы, которая настолько маловероятна, что даже мы с тобой вправе ею пренебречь. Но вероятность не нулевая. Интернет — это будущее поле боя. Специалисты по кибербезопасности твердят в один голос, что не будет никакого другого оружия, кроме интернета, для регулярной войны. А раз так, хотелось бы, чтобы ни одна корпорация в мире, включая регуляторов доменной индустрии, нумерологических ёмкостей, IP-адресов, не могла повлиять на стабильность российского сегмента Сети.

— При всём при том сегодня львиная доля программного обеспечения и «железа», в том числе мобильных устройств, находится под контролем «вероятного противника».

— Но ещё не поздно. Если сейчас выключатся все смартфоны нашей страны, ничего особенного не произойдёт. А вот если они выключатся у нас с тобой через пару лет, когда мы даже машину и квартиру будем открывать с помощью смартфона, — другое дело.

Государство здесь не лезет в бизнес и частную жизнь. Оно пытается навести порядок в госсекторе, где является заказчиком и плательщиком. А главное — на нём ответственность перед нами за работоспособность электростанций, общественного транспорта, систем водоснабжения. Да, возможно, разработка собственных решений будет сегодня существенно дороже, чем покупка зарубежного софта. Но мне важно лишь, чтобы человеческие жизни сейчас и в будущем находились в безопасности.

Фотография на обложке: Reg.ru

Обсудить ()
Новости партнеров