$ 63.3968.25$53.89
25 августа 2016 года в 15:30

Бизнесмен взял заложников, чтобы изменить закон о банкротстве

Что не так с законом. Объясняет юрист

Бизнесмен взял заложников, чтобы изменить закон о банкротстве

«Я гражданин России, я имею право требовать: первое — признать на государственном уровне банкротства физических и юридических лиц болезнью; второе — создать институт, который занимался бы этими проблемами, решал бы их» — Арам Петросян, печальный пожилой мужчина, записавший ролик с обращением к Владимиру Путину и захвативший после этого отделение Ситибанка на Большой Никитской, не похож на безумца. Он спокойно и чётко объясняет, в чём его боль: «По объективным или субъективным причинам, если человек стал банкротом — что его ждёт? Чёрная метка, волчий билет, отработанный материал...»

В замотанной жёлтым скотчем коробке, которую Петросян называл «бомбой», взрывчатки не оказалось — только обычная соль. Никто не пострадал. Возможно, не подтвердятся и проблемы бизнеса на комплектах первой помощи, которые СМИ вчера называли причиной, заставившей Петросяна пойти на преступление.

Система СПАРК знает его как генерального директора и совладельца сразу нескольких компаний, но ни одна из них, как выяснил журнал Vademecum, не занимается изготовлением медицинских изделий, ни одно юрлицо Петросяна никогда не признавали банкротом.

«Он очень грамотный человек, но всегда был экстравагантным, всегда что-то выдумывал, — рассказал Vademecum знакомый Петросяна. — У него были сотни идей, но ни одна из них ничем не завершилась. Мы были уверены, что у него нет никакой бомбы».

Тем не менее, юристы всё равно рекомендуют властям прислушаться к словам героя дня о кризисе, в котором находится институт банкротства физических и юридических лиц. По просьбе «Секрета» основатель сервиса bankrot-online.com Олег Кандырин объясняет, что именно с ним не так.

Олег Кандырин

Основатель сервиса bankrot-online.com

Личное банкротство должно быть прозрачным и доступным любому предпринимателю способом списания долгов, но в России этот институт, в его нынешнем виде, работает плохо. Результат — структурные противоречия в экономике, которые приводят к росту социальной напряжённости. Громкая акция Арама Петросяна — всего лишь первый серьёзный звонок.

Мировой опыт предпринимательства говорит нам, что неудачи в бизнесе — это нормально. Многие бизнесмены совершают ошибки, которые приводят их к финансовым трудностям или полному краху проекта. Если проблемы неразрешимы, у человека должен быть шанс начать новую экономическую жизнь: простая и доступная процедура банкротства помогает экономике быстро и эффективно избавлять рынок от долговых проблем.

Действующие нормы российского закона о банкротстве физлиц, которые регулируют также и банкротство индивидуальных предпринимателей, вступили в силу в октябре 2015 года, но до сих пор не заработали в полную силу. Сказывается низкий уровень финансовой и правовой культуры потенциальных банкротов, но более существенный фактор — очевидные ошибки законодателя, которые не позволяют должникам находить квалифицированных арбитражных управляющих. Эта проблема актуальна для 3,5 млн российских ИП и не меньшего числа поручителей по корпоративным кредитам — самой активной части населения.

В делах о банкротстве арбитражный управляющий — ключевая фигура. Именно он делает большую часть работы: анализирует финансовое состояние должника, регулярно публикует сведения о банкротстве в специальных изданиях, созывает собрания кредиторов, инвентаризирует, оценивает и продаёт имущество, готовит и подаёт в госорганы и суд документы, участвует в судебных заседаниях.

Что государство сделало не так?

Следуя моде на запреты, депутаты чрезмерно ужесточили ответственность управляющих. Даже незначительные повторные нарушения в процедуре банкротства (например, орфографические ошибки в публикациях) караются длительной, исчисляемой годами, дисквалификацией. Это как если бы водителей лишали прав за две неправильные парковки.

При этом государство оценило работу управляющих, которые ведут дела о банкротстве физлиц или ИП, в сумму, которая никак не покрывает эти риски. Вознаграждение, которое должник должен внести в суд в качестве депозита, составляет 25 000 рублей за всю процедуру, которая может длиться больше года. В процедурах банкротства прочих юрлиц вознаграждение управляющего составляет не менее 30 000 рублей в месяц.

Первоочередные меры такие: убрать диспропорцию в наказании за нарушения арбитражного управляющего, уменьшить число обязательных публикаций, снизить госпошлину (сейчас она составляет 6000 рублей), ввести упрощённую процедуру банкротства для физических лиц, не имеющих имущества и доходов.

Но есть и проблемы, обусловленные уже не собственно законодательством, а судебной практикой. На мой взгляд, недопустимо перекладывать ответственность за банкротство на предпринимателя, используя общие нормы о добросовестности. Кредиторы должны разделять ответственность за неудачное вложение денег вместе с предпринимателем, в бизнес которого они инвестировали. Такой подход основан на разумном доводе: кредиторы делают инвестиции не из альтруистических побуждений, а преследуя цель заработать деньги на бизнесе, созданном чужим трудом. Пропорциональное распределение предпринимательских рисков между инвесторами и предпринимателями должно быть основой финансовой дисциплины в здоровой экономике.

Подлинные мотивы незадачливого предпринимателя Арама Петросяна широкой публике пока неизвестны — их, наверно, установит следствие. На видео, в котором Петросян обращается к Владимиру Путину, впечатления психически нездорового человека он не производит. Предпринимателям, оказавшимся в похожей ситуации, могу посоветовать одно: не пытайтесь спрятаться от проблем — решайте их как можно скорее.

Фотография на обложке: Михаил Терещенко / Агентство городских новостей «Москва»

Обсудить ()
Новости партнеров