$ 64.1568.47$53.94
10 августа 2016 года в 12:50

В офис пришли из полиции или ФСБ — с «обследованием». Что делать?

Это ещё не обыск, но уже опасно

В офис пришли из полиции или ФСБ — с «обследованием». Что делать?

В 2015 году давление силовиков на бизнес было «беспрецедентным», говорится в ежегодном докладе уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова. Всего за 2015 год, по его данным, в стране было возбуждено более 200 000 уголовных дел по экономическим статьям. При этом только 15% дел закончились судебным приговором. В июле 2016-го бизнес-омбудсмен заявил, что за первые шесть месяцев этого года число возбуждаемых уголовных дел выросло на четверть.

56% опрошенных командой Титова экспертов (бизнесменов, адвокатов, судей и сотрудников прокуратуры) говорят, что вести бизнес в России небезопасно. 37% жалуются, что уголовное преследование в России «периодически» используют как инструмент передела собственности. 16% респондентов уверены, что это происходит «сплошь и рядом», 15% — что «такие случаи редки».

Одна из эффективных форм давления на бизнес — различные оперативно-розыскные мероприятия. Официальной статистики нет, но сообщения о том, что в очередной компании прошёл обыск, появляются в СМИ регулярно. Только за последние несколько месяцев силовики побывали в офисах IKEA, PwC, Amway, Oriflame, компаний группы ОНЭКСИМ и других. По оценкам адвоката и управляющего партнёра юридической фирмы «Селютин и партнёры» Александра Селютина, в прошлом году российские компании пережили порядка 2 млн таких визитов.

То, что в СМИ называют зловещим словом «обыск», часто является «обследованием помещений» — оперативно-розыскным мероприятием, которое проводится до возбуждения уголовного дела, когда никаких доказательств виновности лица в каком-любо преступлении ещё нет. Но Александр Селютин считает, что «обследование» — это тоже очень опасно: основная цель этой процедуры — найти, за что наказать. Если во время обыска у правоохранительных органов много полномочий, то во время обследования их действия ограниченны, но сотрудники компании обычно этого не знают и поддаются на угрозы и шантаж.

«Секрет» публикует инструкцию Селютина о том, как вести себя сотрудникам компании, если в офис нагрянули полицейские или сотрудники ФСБ и говорят, что это «обследование».

Александр Селютин

Адвокат, управляющий партнер компании «Селютин и партнеры», представляющей интересы «Амвэй»

Представьте детский паровозик: вагончик едет за вагончиком, и перепрыгнуть ни один нельзя. Так должно работать и уголовное производство. Первый паровозик — то, что происходит до возбуждения уголовного дела: либо проверка сообщений о преступлениях, либо проверка в рамках оперативно-розыскной деятельности. То есть пока ещё уголовного дела нету и данные, которых было бы достаточно для возбуждения дела, только собираются. Когда такие данные собраны, принимается решение о возбуждении или невозбуждении уголовного дела, а дальше собираются доказательства. Так вот, один из способов собрать необходимые данные перед возбуждением уголовного дела — это обследование помещения.

Многие путают оперативно-розыскное мероприятие «Обследование помещений, зданий и сооружений» с обыском, который проводится уже после того, как уголовное дело возбудили. Во время обыска у сотрудников компании уже почти нет никаких прав, но во время обследования они есть, хотя об этом постоянно забывают. Поэтому, на мой взгляд, обследование опаснее обыска. Здесь прав у правоохранителей значительно меньше, хотя из-за того, что сотрудники об этом не знают, беспредела порой бывает даже больше, чем при обыске.

Согласно федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» обследование является гласным оперативно-розыскным мероприятием, то есть при его проведении сотрудники полиции обращаются непосредственно к проверяемому лицу и сообщают о намерении произвести данное мероприятие. Но российские правоохранительные органы, а особенно ФСБ, это правило не всегда соблюдают. Имея инструкции о порядке проведения обследования, сотрудники МВД всё равно считают, что это то же, что и обыск. У сотрудников ФСБ нет никаких инструкций вовсе.

Выходит так: бизнесмен спокойно живёт своей жизнью, платит налоги, никаких порочащих его данных ни у кого нет, но в один день к нему без предупреждения врываются полицейские или ФСБ и начинают искать доказательства его виновности, порой надуманные. В результате обследования они находят какие-то данные, благодаря чему могут обвинить его в совершении некого экономического преступления, например уклонения от уплаты налогов. В итоге предприниматель либо откупается, либо отдаёт свой бизнес, либо не делает ни того ни другого и на него возбуждают уголовное дело — и тогда уже он свой бизнес точно отдаёт. Такой вот узаконенный механизм по отъёму бизнеса. К каждому в любой момент может безосновательно прийти полиция, покопаться в вещах и что-нибудь найти. При этом, если предпринимателю повезло и у него ничего не нашли, он не получит ни извинений, ни компенсацию.

Попавшие в офис сотрудники полиции и ФСБ часто ведут себя незаконно и грубо. Они не имеют права вскрывать закрытые помещения и ящики, допрашивать сотрудников, изымать вещи, проводить личный осмотр. При этом, как показывает практика, эти правила не соблюдаются. Если к вам пришли из ФСБ, готовьтесь к тому, что им закон не писан. Во время последнего обследования, на котором я был, в карман лезли не только к штатным сотрудникам, но даже ко мне, а на заявления о том, что это незаконно, обещали выбить зубы. В тот раз в офис ворвалось несколько человек, начали кричать и запугивать сотрудников, потребовали главного бухгалтера и заставили подписать распоряжение о проведении обследования. Будучи уверенным, что получит копию распоряжения, бухгалтер всё подписал. Никакой копии ему не положено, поэтому сразу после этого в офис зашло больше 30 сотрудников ФСБ. Когда я приехал, было уже поздно.

Сотрудники ФСБ в московском офисе компании Oriflame
© Александр Вильф / РИА Новости

Сотрудники полиции при обследовании ведут себя намного приличнее сотрудников ФСБ. Вторые не боятся угрожать физической расправой — меня не раз обещали сбросить с 14-го этажа. В прошлом году моего знакомого адвоката сотрудники полиции избили во время обыска прямо под камерами.

В отношении сотрудников компании эти люди используют старый как мир приём давления — добрый и злой полицейский. Добрый говорит: «Ну ты расскажи нам всё, зачем тебе сидеть за других, твой генеральный директор плохой, он ввёл тебя в заблуждение, а ты хороший бухгалтер». Плохой угрожает — сулит 10 суток за сопротивление сотрудникам полиции или обещает, что бухгалтер в итоге всё равно сядет и сгниёт в тюрьме.

Надо помнить, что всё это не больше чем запугивание и держаться надо до последнего. В конечном итоге вы можете признать многие их действия незаконными, но едва ли они понесут какую-то ответственность. А все изъятые документы вам никто не вернёт — они всё равно будут использоваться как доказательства при возбуждении уголовного дела. Поэтому ваша главная задача — не пустить полицию внутрь офиса, вскрывать дверь они не имеют права. Они находят много способов попасть внутрь: проходят под видом покупателей, запугивают сотрудников и заставляют открыть. Мы готовим специальные инструкции для охранников офисов наших клиентов, потому что они должны уметь давать отпор правоохранительным органам. Помимо охранника ваша надёжная защита — тяжёлая железная дверь.

Бизнесмен живёт своей спокойно жизнью, платит налоги, в один день к нему врываются полицейские или ФСБ и начинают искать доказательства его виновности

Если удержать крепость всё-таки не получилось и к вам в офис пришли с обследованием, первым делом сообщайте о случившемся вашему адвокату. Присутствие адвоката во время проведения обследования необязательно, но лучше попросить его приехать и проконтролировать происходящее. Главная задача сотрудников полиции и ФСБ — сделать всё до приезда адвоката. Когда адвокат приезжает и видит, что творится беззаконие, что сотрудников нагло запугивают, проверяющие начинают вести себя спокойнее.

До того как приехал адвокат, следуйте этой инструкции

— При появлении на пороге сотрудников правоохранительных органов первым делом определите характер происходящего — не постесняйтесь попросить сотрудников правоохранительных органов предъявить распоряжение о проведении обследования (оперативно-розыскное мероприятие) или постановление об обыске (следственные действия).

— Попросите удостоверения пришедших. Проверьте, совпадает ли название ведомства сотрудников в распоряжении с названием в удостоверениях, действующие ли это документы, все ли имена пришедших людей вписаны в распоряжение. Всех, кого в распоряжении нет, попросите покинуть помещение.

— Позвоните в отдел полиции и выясните, действительно ли эти сотрудники проходят службу в ОВД. Вы вправе позвонить в ОСБ (Отдел собственной безопасности) и сообщить, что к вам, представляясь сотрудниками полиции, пришли неизвестные лица.

— Внимательно рассмотрите распоряжение — оно должно содержать дату, номер, гербовую печать, адрес проведения обследования и название организации. Эти сведения могут не совпадать с фактическим, чаще всего ошибки бывают в адресе компании. Кроме того, имейте в виду, что распоряжение должно быть вручено ответственному лицу, выступающему от имени компании, — генеральному директору или его представителю по доверенности. Если копию распоряжения о проведении обследования вручили неуполномоченному лицу, действия сотрудников полиции можно будет обжаловать в суде.

— Осмотр помещений возможен только в присутствии двух понятых старше 18 лет. Они не должны быть ранее знакомы с полицейскими и находиться в зависимом положении от них. Если полицейские пришли в офис с понятыми, то просите о замене понятых или вносите замечания в протокол.

— Ведите видео- и аудиосъёмку, если будет такая возможность. Желательно незаметно, чтобы на вас не могли надавить. Но даже если камеру увидят, не бойтесь — любая съёмка разрешена.

— Полицейские не имеют права проводить личный досмотр. Если вы спрятали флешку в карман, по закону они не могут в него залезть и достать её, если вы сами им этого не позволите. Изымать личные вещи тоже запрещено.

Обыск в московском офисе международной аудиторской компании PriceWaterhouseCoopers
© Артем Коротаев / ТАСС

— Полицейские могут изымать предметы и документы, находящиеся только в открытом доступе, поэтому, чтобы обезопасить себя, все документы лучше постоянно хранить в запирающихся шкафах либо вне офиса.

— Не открывайте оперативникам запертые на ключ помещения, шкафы, столы и всё остальное. При проведении доследственной проверки полицейские не имеют права взламывать запертые помещения, хотя регулярно требуют сотрудников их открыть. На такие требования отвечайте: «У меня нет таких полномочий» или «У меня нет ключей».

— Как можно реже спрашивать разрешения полицейских на те или иные действия: выходите на улицу, идите домой, звоните начальству без всяких разрешений. У сотрудников полиции нет права запрещать вам покидать помещение или звонить по телефону.

— Не оставляйте сотрудников полиции одних в помещении.

— Работник вправе отказаться отвечать на вопросы сотрудников правоохранительных органов. Ответственность за это они не несут, как бы их ни запугивали и не обманывали их полицейские.

— При изъятии документов в протоколе должны быть отражены основные реквизиты бумаг и количество листов. Кроме того, делается запись об упаковке изъятых вещей.

— Если вас просят сделать копии документов, отказывайте. Вы не обязаны помогать сотрудникам полиции, не надо делать их жизнь проще.

— По окончании обследования должен быть составлен протокол. В нём должны быть отражены все изъятые предметы и документы с указанием их количества, индивидуальных признаков, упаковки. Ознакомьтесь с протоколом и внесите замечания о нарушениях. Требуйте копию протокола.

Фотография на обложке: Валерий Мельников / РИА «Новости»

Обсудить ()
Новости партнеров