$ 63.3968.25$53.00
01 августа 2016 года в 08:34

Ольга Будник. Что такое мейкерпанк, и почему мир изменят инженеры

Взгляд технооптимиста

Ольга Будник. Что такое мейкерпанк, и почему мир изменят инженеры

Мы все — дети киберпанка. Технологическая модель нашего мира заложена в 1960-х. Культурную и социальную модели описывали поколения фантастов начиная с 1980-х. За нас всё придумали и сформулировали. Мы разложены на биты и упакованы в облако. Однако сейчас разворачивается новый технологический уклад, и ему понадобятся новые культурные коды, развивающие ценности эпохи киберпанка, но делающие мир более человечным. Назовём это явление «мейкерпанк» (привет бывшему главреду Wired Крису Андерсону).

Киберпанк — одно из направлений технопанка, жанра фантастики, доводящего идеи конкретного технологического уклада до абсолюта. А что если бы мы остановились на паровой эпохе (второй технологический уклад), ездили на паровозах и летали на дирижаблях? Получаем стимпанк с его готической викторианской эстетикой, мрачноватыми вальсами и перестуками механических часов.

Эпоху пара сменила эпоха углеводородов — это дизельпанк: период между войнами, чарльстон и чечётка, переходящие в мерные военные марши. Эпоху дизельпанка сменил атомный век — романтичный, хипповатый, антивоенный атомпанк и мечты об освоении космоса. Следом пришла эпоха цифры — киберпанк. Фактически киберпанк — это первая попытка написать наше будущее. Другие технопанки писали альтернативную историю.

Технологические уклады — я ориентируюсь на циклы Кондратьева — сменяют друг друга медленно и накатывают волнами. Сначала узкая прослойка стратегов, визионеров и лидеров задаёт новые правила игры, разрабатывает прорывные технологии и основы для их серийного производства. Потом результатами их труда начинают пользоваться первые последователи, потом они становятся общественной нормой.

В момент пика, когда общество полностью перешло на новый технологический уклад, где-то в гаражах уже разрабатываются технологические основы следующего уклада и готовится новая технологическая революция. Так было на протяжении сотен лет. Каждый технологический уклад всё больше раскрепощал людей, давал им больше свободы. Но свободы явно было недостаточно.

Поэты киберпанка видели наше будущее очень мрачным. Они считали, что, если события будут развиваться так, как они развиваются, мы все обнаружим себя в антиутопии. Технологии могли дать правительствам и корпорациям инструменты тотального контроля над обществом и превратить мир в реконструкцию романа «1984».

Киберпанк как культурное явление — это в первую очередь протест против глобального бизнеса, страх перед техническим прогрессом, борьба человека за достоинство и личную свободу. И ради этого — уход от мира или в виртуальное пространство. Или, как в случае с Джулианом Ассанжем, необходимость просто физически прятаться. Ассанж — канонический герой киберпанка, воплощение его глубинных ценностей и страхов.

Новая технологическая революция прямо сейчас ломает эти мрачные прогнозы. С одной стороны, технологии развиваются именно так, как предсказывали поэты киберпанка. С другой стороны, их развитие привело к тому, что прогнозы надо менять. Прямо сейчас разворачивается новый технологический уклад, которому понадобятся новые культурные коды. Именно они и составят основу мейкерпанка.

Мейкерпанк — это свобода личности и творчества, новое поколение предпринимателей, новая индустриальная революция, возвращение к локальному и индивидуальному производству. Гаражные мануфактуры, которые стоят у истоков новых отраслей. Децентрализация как синоним достоинства, независимости и свободы.

Герой мейкерпанка — свободный и самодостаточный. Но он не затворник и не одиночка. Изобретатель. Рационализатор. Предприниматель. Он нацелен на действие, а не на рефлексию, живёт не в виртуальной галлюцинации (привет Виктору Пелевину), а в «киберфизической» реальности, когда стираются границы между онлайном и офлайном. В картинах будущего нет того страха и борьбы, которые нёс киберпанк.

Такие технологии, как блокчейн, позволяют постепенно перекладывать часть регулирующих функций на распределённые алгоритмы. Uber превратился в модель экономики. Крупные компании всё чаще поощряют и развивают у своих сотрудников предпринимательское мышление — работу на результат, а не на время. Растёт количество индивидуальных предпринимателей. Роботы освобождают людей от рутины и расчищают время для творчества.

Происходит децентрализация научно-технического прогресса. Всё больше открытий и находок совершается в маленьких лабораториях и гаражах, а не в стенах корпораций. Прогресс переходит в руки сообщества творцов, которые самоорганизуются и саморегулируются. Теперь это «человеческий блокчейн» как логическое продолжение и развитие движения open source и распределённой системы знаний. Дополнительный залог устойчивости и свободы.

Новый зарождающийся уклад практически не описан в современной культуре. Атомы новой культурной и промышленной революции проступают лишь на страницах авангардных медиа. Но нужны чёткие коды, нужны новые фантасты, визионеры, поэты мейкерпанка. Нужны, в конце концов, пиарщики, умеющие диагностировать и удовлетворять потребности, которые общество только начинает в себе осознавать. Сегодняшние настроения этих людей скоро станут нормой для большей части общества. Из атомов мейкерпанка сложится новый ландшафт, на котором мы проживём как минимум одну человеческую жизнь. Давайте его придумаем прямо сейчас.

Фотография на обложке: Tumblr

Обсудить ()
Новости партнеров