29 июля 2016 года в 05:53

Александр Железников. Как предпринимателю вести себя в СИЗО

Не отступать и не сдаваться

Александр Железников. Как предпринимателю вести себя в СИЗО

Арест — шок для любого человека. Раннее утро и поздний вечер (особенно пятницы) — время, которое особенно любят правоохранители: дозвониться адвокатам или знакомым, готовым поддержать в такой ситуации, бывает тяжело. От того, что утром вдруг отключится электричество, в дверь позвонит сосед и вслед за ним в квартиру зайдёт спецназ, в современной России не застрахован никто. В том числе предприниматели.

Вопреки давним разговорам о либерализации арестов бизнесменов не становится меньше.

Виды и причины ареста

Наименее болезненный вид ареста — административный. Его максимальный срок недавно увеличили вдвое, но и сейчас за административные проступки во время массовых шествий и собраний, а также за оборот наркотиков можно загреметь в спецприёмник только на 30 дней. Бизнесмены нечасто попадают в такие ситуации именно из-за профессиональной деятельности, но бывает и такое. Я знаю случай, когда в одном из крупных российских городов административный арест использовали, чтобы не пустить участников общества на собрание учредителей.

Другое дело — арест, предусмотренный Уголовно-процессуальным кодексом (УПК). Обычно этому событию предшествует вызов в полицию или Следственный комитет для дачи показаний в качестве свидетеля, обвинительный уклон в расследовании дела, а также возбуждение уголовного дела не по факту преступления, а конкретно в вашем отношении.

Закон не предусматривает обязанности правоохранителей уведомлять бизнесмена о том, что по некому факту, в связи с которым планируется допрос, уже возбуждено уголовное дело. Об этом обычно узнают по телефону от следователя. Исключение — уведомление в подозрении. Но такой порядок предусмотрен для дел небольшой тяжести, которые ведут дознаватели.

Если возбуждено уголовное дело, вас допрашивают уже не как свидетеля, а как подозреваемого. Вы имеете право узнать, в чём вас обвиняют, и отказаться давать показания. Вы можете общаться с адвокатом наедине и без ограничения по времени. Дальше следователь избирает меру пресечения. Это может быть подписка о невыезде, но по самой распространённой «бизнесменской» статье (часть 4 статьи 159 УК — «Мошенничество») следователи обычно отдают предпочтение крайней мере, предусмотренной УПК, — аресту. Вопреки всем либеральным усилиям законодателя.

Если задержание происходит сразу после допроса в качестве подозреваемого, скорее всего, вам предстоит ехать на обыск домой, на дачу и в офис. Это долгая и тяжёлая процедура, во время которой нужно быть очень внимательным: имеют значение каждый документ и каждая подпись. Возможен вариант, когда задержание происходит дома у подозреваемого или в общественных местах, но это мало что меняет.

Выбор адвоката

Решительно отказывайтесь от услуг бесплатного адвоката, указав это в протоколе. Как говорил один умный человек, если вам предлагают что-то бесплатно, значит, «товар» — вы сами. Помните, что тот же следователь платит деньги бесплатному адвокату. Задача последнего — склонить человека, находящего в сильнейшем стрессе, к даче признательных показаний.

Признательные показания

Следователь имеет право задержать подозреваемого на двое суток, водворив его в изолятор временного содержания (ИВС). За это время он подготовит арестное ходатайство в суд. Дело туда ему нужно отправить не позднее чем за восемь часов до конца срока задержания. Обычно в Москве задержанных (особенно по резонансным делам) отправляют в ИВС на Петровке, 38 — в так называемые Петры. Затем туда приезжают следователь и адвокат (тот, с которым заключили соглашение вы или ваши близкие).

Возможно, следователь, показавший подозреваемому небольшой трейлер тюремного быта, предложит признать вину в полном объёме, а взамен пообещает не выходить в суд с арестом, ограничившись подпиской о невыезде. Это сложный момент. С одной стороны, признание вины и соответствующие показания останутся в деле до самого конца и будут непременно учтены судом при рассмотрении дела по существу. Даже если впоследствии вы откажетесь от них. С другой стороны, суды охотнее наказывают без изоляции от общества тех, кто дал признательные показания и находился на свободе до суда. Впрочем, признание ничего не гарантирует, так как непрозрачные решения в основном принимаются руководством следственного органа.

Зачастую человек, находящийся под следствием, обращается к своему адвокату, чтобы тот принял нелёгкое решение за него. Но защитник не имеет права оказывать какое-либо давление на клиента, принимать решения за него. Адвокат лишь может оценить вероятность благоприятного исхода при различных вариантах поведения. Решение должен принимать сам человек, и к этому нужно быть готовым.

В моей практике крупному чиновнику из силовой структуры, арестованному по оперативным материалам ФСБ (их содержание, на мой взгляд, с трудом дотягивало до дисциплинарного проступка), настойчиво предлагали признать вину и начать сотрудничество, в результате которого он будет освобождён до суда под подписку о невыезде. Мой клиент отказывался, ссылаясь на свою невиновность, а также на то, что он морально не может подтвердить недостоверные факты. Этот мужественный человек полгода просидел в СИЗО, но в результате был освобождён из-под стражи в зале суда, хотя и не пошёл на сделку со следствием. Пример вдохновляющий. Но я не знаю, многие ли бизнесмены выдержат подобное. Поэтому реально оцените свою готовность оторваться от привычной жизни и бороться с глыбой обвинений, а также состояние здоровья и ситуацию в семье.

Следственные изоляторы

Если вы решили бороться с системой до конца, вас ждёт не самое приятное место — следственный изолятор. В Москве их семь — считая тот, что в Зеленограде. Самый загадочный и трудный — фээсбэшный изолятор «Лефортово», самый перенаселённый — СИЗО №4 («Медведь») в Медведкове, самый строгий — СИЗО №99/1 («Матросская Тишина»). Везением можно считать попадание в СИЗО №5 («Водник»). Там порядок, адвокату легко попасть в следственные кабинеты с первого раза. Для сравнения: в СИЗО №4 необходимо записываться за пять дней и сторожить список, чтобы не украли.

Если следователь посчитает возможным, разрешены два свидания в месяц с близким родственником (с супругой — только если арестованный состоит в зарегистрированном браке). Правила и подходы, которые можно использовать для облегчения жизни заключённого, в каждом изоляторе свои.

Продление срока пребывания под арестом

Важная веха в жизни арестанта — продление стражи. Как правило, это происходит один раз в два месяца. Считается, что это формальная процедура, потому что судья и следователь всё решают заранее. Часто так и происходит, но всегда есть шанс и надежда. Поэтому к процессу нужно готовиться, встречаться перед этим с адвокатом, использовать все возможные способы.

Иногда прокуратура не соглашается со следствием по своим — ведомственным — причинам. Бывает, что осуждённому неожиданно меняют меру пресечения по внутриполитическим соображениям: СИЗО переполнены или кто-то вспоминает про формальный запрет преследовать предпринимателей.

Одного моего клиента, французского бизнесмена, арестовали по экстрадиционному запросу Узбекистана. Процессуальным оппонентом была Московская транспортная прокуратура, так как задержан человек был в аэропорту Шереметьево. Прокурор ходатайствовал о содержании под стражей до принятия решения об экстрадиции (это обычная практика в отношении лиц, не имеющих постоянного места жительства на территории России). Предлагаемые варианты: проживание на территории посольства, аренда квартиры для содержания под домашним арестом, личное поручительство дипломатов — не устраивали ни прокурора, ни судебные инстанции на протяжении четырёх месяцев, которые клиент находился в изоляторе. Дважды суды отказывали нам в требовании принять во внимание личность арестанта (он уважаемый бизнесмен), ситуацию в правоохранительной системе Узбекистана. О чисто правовых основаниях я даже не говорю. Лишь после повторного апелляционного обжалования Мособлсуд неожиданно принял сторону защиты, отпустив клиента под залог в 4 млн рублей. Считаю, что в данном случае помогла общая последовательная позиция адвокатов.

Именно поэтому арестанту нужны характеристики с места жительства и работы, справки о состоянии здоровья (если оно неважное), документ о наличии квартиры, где человек может содержаться под домашним арестом, выписка с банковского счёта с достаточной суммой для залога, а также личное поручительство уважаемых людей. Что бы вы ни думали о российской судебной системе, мой адвокатский совет: не отступать, не сдаваться, доверять выбранному защитнику.

Фотография на обложке: Частные авторы / ТАСС

Обсудить ()
Новости партнеров