$ 63.8768.69$54.94
16 мая 2016 года в 08:13

Василий Воропаев. Как «налог на тунеядство» ударит по фрилансерам

Минтруд изучает опыт Белоруссии

Василий Воропаев. Как «налог на тунеядство» ударит по фрилансерам

На днях замминистра труда Андрей Пудов рассказал, что его ведомство раздумывает, не ввести ли в России новый налог для трудоспособных, но официально не работающих граждан. Чиновник уточнил, что Минтруд вдохновился опытом Белоруссии, где «налог на тунеядство» действует с весны прошлого года. Узнав об этой инициативе, я первым делом вспомнил предперестроечное поколение дворников и сторожей. Вспомнил и вздрогнул.

За последние десять лет в России сформировалось мощное сообщество фрилансеров — свободных людей, которые достаточно ответственны, чтобы работать на себя. За эту привилегию они готовы платить и платят налоги. Видимо, государство хочет, чтобы платили больше.

Приведу несколько цифр.

  1. Уровень безработицы в России, по официальным данным, составляет 5,8%.

  2. Уровень самозанятости среди работающих россиян — 21,3%. Это минимум 15 млн человек.

Я работаю на рынке фриланса с середины 2000-х. На моих глазах он развивался и обрастал инфраструктурой. Надеюсь, миллионам его участников — программистам, дизайнерам, копирайтерам, фермерам, медикам, сантехникам, психологам и представителям массы других профессий — всё же не придётся записываться в кочегары.

Абсолютное большинство профессиональных фрилансеров стремятся работать легально и платят налоги. Это обусловлено не только их сознательностью и ответственностью, но и тем, что за серьёзные проекты сегодня мало кто соглашается платить «вчёрную». Сильные профессионалы, само собой, охотнее берутся именно за крупные долгосрочные проекты.

Грань между удалённой работой и фрилансом вообще стирается. Для огромного количества людей фриланс и внештатная работа — основной заработок. Всё меньше становится тех, кто подрабатывает из офиса или ночами, рисуя баннеры за 500 рублей.

Крупные заказчики работают или по договору, или через площадки, предоставляющие сервис escrow (что, по сути, соответствует работе по договору и предполагает выплату всех необходимых налогов).

Теперь скажу неожиданную вещь. На самом деле в словах господина Пудова есть и рациональное зерно. Помимо всего прочего, он назвал приоритетной задачей своего ведомства «легализацию рынка труда». Хочется верить, что реформа (если она начнётся) пойдёт именно по этому пути.

Все фрилансеры, с которыми мне приходилось общаться, говорят одно и то же: «Мы хотим работать легально». Почти все жалуются на отсутствие социальных гарантий и пенсионных накоплений, сложности с получением загранпаспортов, виз, декретных денег и т. п.

Задача Минтруда — решить эти проблемы и поддержать самозанятых россиян, активную и инициативную часть трудоспособного населения.

Закончить этот текст я хочу выдержкой из стенограммы одного печально известного судебного заседания по делу одного великого тунеядца.

_Судья: Ваш трудовой стаж?

Бродский: Примерно...

Судья: Нас не интересует «примерно»!

Бродский: Пять лет.

Судья: Где вы работали?

Бродский: На заводе. В геологических партиях...

Судья: Сколько вы работали на заводе?

Бродский: Год.

Судья: Кем?

Бродский: Фрезеровщиком.

Судья: А вообще какая ваша специальность?

Бродский: Поэт. Поэт-переводчик.

Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?

Бродский: Никто. А кто причислил меня к роду человеческому?

Судья: А вы учились этому?

Бродский: Чему?

Судья: Чтобы быть поэтом? Не пытались кончить вуз, где готовят... где учат...

Бродский: Я не думал, что это даётся образованием.

Судья: А чем же?

Бродский: Я думаю, это... От Бога..._

Напомню, чем закончился этот процесс. 13 марта 1964 года Иосифа Бродского признали тунеядцем и выселили из Ленинграда на пять лет. Справки о договорах с издательствами и ходатайства членов Союза писателей СССР не помогли.

Фотография на обложке: Martin Slanec / Shutterstock

Обсудить ()
Новости партнеров