$ 66.0073.44$49.76
15 декабря 2015 года в 08:00

Владимир Беляев. Как юристы тормозят бизнес

Скорость важнее безопасности (на самом деле нет)

Владимир Беляев. Как юристы тормозят бизнес

«Всегда читайте договоры перед тем, как подписать их», «Ничего не делайте, пока не подписали контракт», «Проверьте контрагента перед тем, как начать с ним работать» — эти нехитрые правила написаны потом, нервами и кровью. Было бы глупо с ними спорить или вовсе отрицать. Если бы все соблюдали эти правила, у юристов бы явно поубавилось работы. Но этого не происходит. Почему? На мой взгляд, эти правила оторваны от реальности. Нужно, конечно, пытаться им следовать — но с оглядкой на суровую действительность. Впрочем, этот недостаток присущ любым правилам.

Простой пример. Юрист inhouse получил задачу проверить договор о поставке канцелярских принадлежностей. Цена вопроса — 20 000 рублей и полная предоплата. Поставщик не вызывает сомнений: его магазины на каждом углу. Юрист пишет к договору два замечания: требует уменьшить неустойку за просрочку платежа с 5% до 1% за каждый день просрочки и изменить момент исполнения обязательства по оплате со дня поступления денег на расчётный счёт поставщика на день их списания с корреспондентского счёта банка покупателя.

Юристы поставщика и покупателя тратят три рабочих дня, чтобы договориться. Вовлекают в диспуты отдел закупок и планово-экономический отдел — это добавляет ещё два рабочих дня к сроку согласования. Потом договор откладывается на рабочий день, потому что юрист был занят судом о незаконном увольнении заместителя директора. Снова и снова что-то происходит — в итоге договор на 20 000 рублей заключается через месяц.

Есть три варианта развития событий. Первый — всё это время коллеги юриста покупают ручки за свой счёт и тихо его ненавидят. Второй — руководство забивает на формальности и договаривается исполнить договор, а бумажки отложить до лучших времён. Третий — руководители обеих сторон спокойно заключают договор и исполняют его.

В чём ошибка юриста? Ни в чём — ему платят за безопасность, и он честно отрабатывает свои деньги. Для юриста безопасность — единственный показатель эффективности. О том, что есть ещё время, которое является невосполнимым ресурсом в той же мере, что безопасность и нервы его коллег, он не подозревает или просто этого не учитывает.

Худший вариант, если руководство юриста принимается отслеживать время, которое он тратит на договоры. В этом случае юрист начинает чувствовать себя рабом, над которым стоит надсмотрщик с хлыстом и секундомером. Очевидный для юриста и неочевидный для его начальства результат — он начинает руководствоваться временем и пропускает важные вещи. «Эффективность» растёт в арифметической прогрессии, а количество пропущенных косяков — в геометрической.

Если заменить «юриста-инхауса» с ежемесячной зарплатой на внешнего консультанта с почасовкой, лучше не станет. Если юрист — корыстный идиот, он имитирует бурную деятельность, потому что он корыстный идиот и показная эффективность ему важнее, чем реальная. Если юрист — обычный специалист, он имитирует бурную деятельность, потому что боится обвинений в неэффективности.

Я не знаю рецепта спасения. По-моему, ситуацию могут спасти только честность в отношениях и профессиональное дирижирование рисками. Если юрист и его работодатель или клиент научатся синхронизировать понимание рисков в координатах «вероятные — возможные — невероятные» и «опасные — умеренно опасные — малоопасные», все останутся в выигрыше. Юрист будет тратить меньше времени на бессмысленную работу, а клиент будет тратить деньги с большей отдачей и меньшим бюрократическим «оверхедом».

Оценивая риски, следует избегать крайностей. Скорость в ущерб надёжности неплохо срабатывает в дешёвых контрактах (потому что они дешёвые, и цена ошибки не столь уж велика), контрактах с монструозными контрагентами (потому что у Apple или «Почты России» нет альтернатив) и быстрых контрактах (потому что разовая поставка — это не больно).

Меньший бюрократический «оверхед» не предполагает анархо-индивидуалистической оргии с тотальным игнором закона и радостной работы без договора, зато предполагает аккуратную работу с рисками. Вероятные и опасные риски следует исключать любой ценой. Маловероятные и малоопасные можно проигнорировать, если польза от сделки превышает вред от рисков. Опасные и маловероятные риски, а также неопасные и вероятные — повод для торга, который ведёт не юрист, а его работодатель или клиент.

Если совокупные риски, которые когда-либо могут наступить при работе с контрагентом, покрываются выгодой, которую обе стороны получают, игнорируя время на юридические игры, бюрократические препоны и пинг-понг в духе «А вот давайте пересогласуем абзац 8 подпункта 8 пункта 4 главы 1», — дерзайте на свой страх и риск или найдите юриста, который отсеет риски так, чтобы вам не было мучительно больно за потраченное время.

Фотография на обложке: Henrik Sorensen / Getty Images

Обсудить ()